Оргкомитет Прямухинских чтений
coord.readings@yandex.ru

Please reload

Другие события

Памяти Андрея Викторовича Бирюкова

August 27, 2017

 

27 апреля 2017 года скоропостижно скончался Андрей Викторович Бирюков, исследователь творчества П.А. Кропоткина, один из регулярных гостей и
участников "Прямухинских чтений". Прошедшая в июле этого года
ежегодная конференция открылась речами в память об ушедшем от нас
коллеге и замечательном человеке.

 

Павел Талеров, к.и.н., доцент, директор Учебного центра Национального исследовательского университета ВШЭ – Санкт-Петербург:


– Я, наверное, был одним из последних, кто с ним пообщался. Это было 21 апреля на конференции в Москве, которую проводил В.М. Артемов. Мы перекинулись парой слов. Он был в некотором возбуждении, в то время он работал в Отделе рукописей Ленинки, собирал и переписывал письма Кропоткина. Он долгое время этим занимался, достаточно упорно и удачно. 21 апреля он на несколько минут забежал на эту конференцию. Буквально последние слова, которыми мы с ним обменялись, были репликами о Махно. Он не встретил имени Махно в письмах Кропоткина, где-то было упоминание один раз вскользь, но скорее всего для Кропоткина Махно был как и все остальные - общей революционной массой, он много кого принимал и много с кем встречался в те времена.
Несколько слов об Андрее Викторовиче. Я позвонил ему именно 27 апреля по телефону, в тот момент, в его последние минуты. Я хотел с ним посоветоваться по поводу своего выступления, которое здесь прозвучит по письмам Петра Алексеевича. Только на следующий день я смог созвониться и поговорить уже с супругой о том, что случилось. Несколько раз мы с ней общались по этому поводу.
Вот некоторые биографические сведения о нем, то, что она мне прислала. Он родился 4 января 1955 года в городе Львове, в русской семье. Видимо там служили его родители. В 1967 году они вернулись в Москву. В старших классах занимался в Кружке юных географов при географическом факультете Московского государственного университета. По окончании школы поступил на географический факультет Московского университета, на кафедру биогеографии. Два года служил лейтенантом советской армии в городе Камень-на-Оби. Работал научным сотрудником, редактором в разных издательствах. Увлекся историей своей семьи. Он был правнуком анархиста Александра Моисеевича Атабекяна, и собрал о нем большой материал. Кто интересуется, может посмотреть на сайте Большой Русский Альбом. Там выложены несколько десятков фотографий его предков, в том числе и Атабекяна.  Вместе с Пирумовой он участвовал в подготовке второго тома «Этики» Кропоткина. Первоначально видимо начиналось это вместе с Натальей Михайловной. Мы подключились уже позже, и в сборнике избранных трудов Кропоткина, который мы выпустили, опубликовали второй том «Этики». Он был отредактирован и прокомментирован Бирюковым.
Бирюков был секретарем международной конференции 1992 года, посвященной 150-летию Петра Алексеевича. Это была достаточно мощная конференция, по ее итогам было выпущено четыре тома материалов, но их публикация растянулась на десятки лет. Мы тогда с Андреем Викторовичем выкладывали эти материалы на сайты. [...]
Андрей Викторович выявил более двух тысяч, точнее 2415 кропоткинских писем. Более того, они все переписаны, есть соответствующая база. Из них около трети, то есть 823 письма, выложены на его сайте, из них, в свою очередь, 445 писем никогда не публиковались. Они выложены на сайте Библиотека Андрея Бирюкова, нужно суметь их найти, они там немного запрятаны.  Я скачал и получилось около тысячи страниц.

[...] Рукописи Петра Алексеевича было трудно расшифровывать, почерк его не всегда читаемый, в особенности, сокращения. Я отрывки рукописей всеми правдами и неправдами пытался [в архивах] переснять, передать Андрею Викторовичу, мы  вместе расшифровывали, переписывались по этому поводу, потом публиковали, в том числе, на сайте полностью – как правильно звучал тот или иной текст.

 

 
Ян Прусский, старший научный сотрудник Музея «Дом П.А. Кропоткина в Дмитрове»:


– Павел Иванович знал Андрея Викторовича более двадцати лет, я его знал только в последние годы, может быть 5-6 лет, поэтому мой рассказ будет более коротким, потому что Павел Иванович уже многое сказал из того, что я мог бы упомянуть.

Несколько последних лет Андрей Викторович приезжал к нам в Дмитров, в архив нашего музея-заповедника «Дмитровский Кремль», естественно его интересовал массив документов, относящийся к Кропоткину, с которым он довольно долго работал. Он в конце жизни уже называл себя лучшим специалистом по почерку Кропоткина, и это было действительно так, потому что, скажу честно, я с этим архивом тоже работал и не все письма Кропоткина я сумел дословно перевести с русского на русский.

Мы были соавторами: в одном из последних прямухинских сборников прошлого или позапрошлого года напечатана наша с ним статья. Хотя я работаю в Дмитрове в музее, меня не отпускают часами работать в архиве, а он приезжал из Москвы и сидел часами, «переводил» эти письма, а уже потом мы вдвоем с ним работали над ними.
Я думаю, что Бирюков чуть ли не первым из тех, кто здесь присутствует сегодня,  познакомился с Наталией Михайловной Пирумовой. Это было в 1970-е годы, видимо, она нашла его сама как правнука Атабекяна. Им очень повезло найти друг друга, потому что он заинтересовался той работой, которую она вела, а она его привлекла к работе над документами Кропоткина и, в частности, в Кропоткинскую комиссию, где он был секретарем.
Хочется привести какие-то интересные факты из жизни Андрея Викторовича. Была такая традиция – кто родоначальник я просто не знаю, – но Бирюков был одним из людей, кто активно ее поддерживал: в день рождения Кропоткина ездить на Новодевичье кладбище, на его могилу. Он всегда это делал, регулярно и активно.
Мы с ним впервые познакомились здесь, на Чтениях, и тогда ездили на автобусе в Москву, а автобус иногда приходил очень поздно. И в тот раз, когда мы с ним познакомились, автобус буквально без пяти минут час [ночи] подъехал к метро, и нужно было успеть вбежать в метро, а уж о том, чтобы ехать в Дмитров смешно было и думать, поскольку последняя электричка ушла часа полтора назад. И я тогда просто высказал мысль вслух, что хорошо бы мне в этом автобусе провести ночь, потому что я не знал, куда мне податься. И была моментальная реакция – он меня сразу пригласил к себе домой, переночевать у него, меня, человека незнакомого, которого он видел только на Прямухинских чтениях в первый раз в жизни. И я переночевал, с большим удовольствием. После этого мы как-то с ним сблизились.
Надо сказать, что он был хотя человеком внешне не очень открытым, но при этом очень простым. Он всегда протестовал, когда был уже в зрелом возрасте, - ему было 60 лет, - когда его называли по отчеству, он просил всегда называть его Андреем.
Вот, пожалуй, и все. И пусть земля будет ему пухом!

 

 
Михаил Цовма, анархист, член Оргкомитета Прямухинских чтений:


– Я тоже хотел бы сказать несколько слов об Андрее Викторовиче. Так получается, что в общем-то я, судя по выступлению Павла Ивановича и Яна Львовича, знал его дольше всех остальных, может быть столько же, сколько знают его присутствующие здесь Петр Рябов и Вадим Дамье, поскольку мы познакомились с ним накануне Кропоткинской конференции 1992 года, которая действительно была масштабным международным научным мероприятием, и мне, тогда еще молодому студенту, довелось сделать небольшой доклад на ней. Это был такой студенческий во всех смыслах доклад и потом нужно было сдавать текст в сборник, и тут как раз я познакомился с Андреем Викторовичем ближе, не только как с человеком, но и как с редактором. И тогда, и потом он был очень авторитетным для меня человеком, это был настоящий научный редактор. Они подготовили два сборника по Кропоткину, которые вышли еще до конференции, там, в частности, есть статья о прадеде Андрея Викторовича Бирюкова, Александре Атабекяне. И после конференции был долгий процесс выпуска сборников, но это было связано не с тем, что плохо работали редакторы, а с тем, что были постоянные проблемы с финансированием со стороны Института экономики РАН, выпускавшего эти сборники. В итоге, выпуск сборников растянулся на долгие годы. Но именно тогда я как студент, как молодой еще человек, столкнулся с таким действительно профессиональным научным редактором в самом хорошем смысле слова. И, конечно, нельзя было не заметить, что помимо того, что Андрей Викторович был редактором, он был еще и одним из крупнейших специалистов по Кропоткину, хотя не занимал никаких научных должностей, связанных с историей (за исключением того, что он был в свое время ученым секретарем Комиссии по научному наследию П.А. Кропоткина). Безусловно, это был человек энциклопедических знаний в том, что касалось Кропоткина. Я думаю, что я не погрешу против истины, если скажу, что в России он был действительно крупнейшим специалистом по Кропоткину, он занимался не только поиском и обработкой писем, он занимался и поиском рукописей. И то, что для нас с вами и для наших потомков сохранен второй том «Этики» Кропоткина, в этом огромная заслуга Андрея Викторовича. Я думаю, что если бы жизнь отпустила ему больше времени, мы бы увидели и законченное – насколько это вообще можно закончить одному человеку – собрание писем Кропоткина, и каких-то новых рукописей, которые он находил в архивах.

Это был очень мягкий и очень интеллигентный человек в старорежимном смысле этого слова. Были советские интеллигенты, но он был по духу каким-то совершенно несоветским интеллигентом, наверное, это отчасти и сближало его с Наталией Михайловной Пирумовой, с которой он дружил. И это именно они в конце 1980-х - начале 1990-х годов заложили традицию походов на могилу Кропоткина. А когда Наталии Михайловны не стало, и даже уже тогда, когда она еще была жива, но была сильно больна, он был одним из организаторов, постоянно присутствовал на этих мероприятиях.
Андрей Викторович не был анархистом, никогда не называл себя таковым, дистанцировался от анархистов политически, потому что у него были свои взгляды на мир, но, безусловно, учение анархизма ему сильно импонировало в своих фундаментальных мировоззренческих основах. Он с большим уважением и интересом относился к памяти своего прадеда и собирал материалы, связанные с ним, и благодаря этому также собирал и другие материалы, связанные с анархизмом, был в какой-то степени специалистом и по этой теме тоже. И хотя он говорил, что этим не занимается, но по его электронной библиотеке можно судить, что и в дело собирания информации об идеях анархизма он таким вот, электронным, образом, с помощью сборников, которые он выпускал, тоже внес свой вклад. И конечно же, надо упомянуть, что в издательстве URSS вышла его книжка – сборник статей его прадеда Атебекяна с предисловием, написанным им.
Это был действительно замечательный человек. Я немного был вхож в его семью, он меня приглашал в гости, мы проводили с ним время в беседах. Он интересовался разными вещами, в частности, фотографией, собирал фотографическую коллекцию. У него была коллекция семейных фотографий, но также он занимался изучением истории русской и европейской фотографии. То есть в разных делах, которыми он увлекался, он был довольно дотошным и в хорошем смысле цепким человеком, схватывал массу информации, разбирался в предмете, в частности, и в фотографии тоже.
Я думаю, что мы должны связаться с его близкими, потому что в его компьютере, вероятно, остались разные материалы, в том числе, те, которые не были выложены на его сайте. И конечно эту работу хотелось бы сохранить и как-то продолжить.
В любом случае, это большая потеря и в человеческом плане, потому что это был интеллигентный человек, с которым интересно было общаться, он писал замечательные письма, то есть владел эпистолярным жанром не хуже своего героя, Кропоткина. И хотелось бы, чтобы память о нем сохранилась, а сделанная им работа не пропала.

 

 
Петр Рябов, к.ф.н., доцент кафедры философии МПГУ, член Оргкомитета Прямухинских чтений:


– Я бы тоже хотел добавить буквально два слова. Я тоже знал Андрея Викторовича давно, но не очень близко, с начала 1990-х годов. Очень многое о нем уже было сказано – и о том, как он был дружен с Пирумовой, и о том, что он был правнуком Атабекяна, и о том, что он был двигателем Кропоткинской комиссии и издателем писем и «Этики» Кропоткина, книжки Атабекяна в издательстве URSS. Можно еще добавить сборник, посвященный Кропоткину, вышедший в серии «Философы России», где он разместил несколько фотографий из личного архива и участвовал активно в этом кропоткинском издании. И давайте вспомним: здесь в Прямухине, Андрей Викторович, хотя он не всегда приезжал, но когда приезжал, то всегда делал замечательные доклады. К примеру, о своем прадеде Атабекяне, о том, как тот начинал свою анархистскую деятельность. Сложно себе представить, но буквально год назад в этой самой аудитории он делал доклад на такую нетривиальную тему, как «Кропоткин – землевладелец». Все его доклады были действительно небанальными. Он был человеком очень отзывчивым, сердечным, человеком очень большой этики. Это то, что я хотел сказать об Андрее Викторовиче Бирюкове.

 

Фотографии Марии Рахманиновой и Павла Талерова, 2016 год, Прямухино

 


 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Поиск по тегам
Please reload

Архив